Глава Минприроды Сергей Донской: мусор будем вывозить по железным дорогам
Главная » Экология » Глава Минприроды Сергей Донской: мусор будем вывозить по железным дорогам

Глава Минприроды Сергей Донской: мусор будем вывозить по железным дорогам


Глава Минприроды Сергей Донской. © / Владимир Трефилов / РИА Новости

После жалобы жительницы Балашихи президенту во время «Прямой линии» был закрыт полигон «Кучино», принимавший до 90% всех отходов Москвы и области.

«Мусорная» тема в Год экологии — одна из важнейших. Но в эти дни она затмила все остальные. С неё мы и начали разговор с главой Минприроды Сергеем Донским.

Вагон отходов

Татьяна Уланова, «АиФ»: Сергей Ефимович, теперь свалка будет в другом месте?

Сергей Донской: Это была не свалка (хаотичное скопление мусора), а официальный полигон твёрдых бытовых отходов, существовавший больше полувека. Сейчас доступ к нему прекращён. Процедуру рекультивации (восстановления земель) совместно с Московской областью мы планируем завершить до конца 2018 г. Разрабатывается проект, учитывающий изоляцию отходов, отвод биогаза, планируем создание рекреационной зоны на этом месте. Параллельно занимаемся во­просом размещения мусора на других объектах. Предполагается строительство нового полигона и заводов термической обработки отходов.

— Чем соседи нового полигона хуже жителей Балашихи?

— Это мера временная. Я сам вырос в Подмосковье и понимаю: никто не хочет жить рядом с горой мусора. Ежегодное увеличение объёмов образования отходов — одна из самых серьёзных экологических и социальных проблем России. Поэтому мы задумались о совместном проекте с РЖД: увеличить радиус вывоза мусора, установить зелёный тариф транспортировки, определить места размещения отходов вдали от населённых пунктов, создать кластер с мусороперерабатывающим производством. Если получится выработать систему в Москве и области, можно будет перенести опыт на всю страну. Железная дорога даст возможность вывозить большие объёмы, увеличит расстояние между точкой сбора и точкой переработки (захоронения) отходов. Транспортировка по ж/д — более прозрачная процедура по сравнению с автовывозом мусора, когда объём образования отходов по цифрам один, а размещается на полигонах другой. Можно предположить, что разница оседает в лесополосах, в оврагах. И незаконно попадает на те же полигоны.

— Но ведь перевозить мусор по железной дороге дороже.

— Конечно, мы всё должны просчитать. Важно, чтобы тарифы не ударили по людям. И сама система должна быть эффективной. Хотелось бы добиться уменьшения мусора в объёмах и площадях за счёт современных методов сортировки, утилизации, вторичного использования. Переработка мусора в масштабах страны минимальна.

— Да и сортировка его пока — скорее мечта.  

— Вы правы, сегодня она есть только в тех районах и городах, где в этом заинтересованы местные власти. Но мы идём к созданию специализированных комплексов, чтобы сортировать отходы для извлечения ресурсов.  И только то, что не подлежит вторичной переработке, направлять на утилизацию, в том числе термическую. К счастью, в некоторых компаниях понимают, что просто собирать и утилизировать мусор — всё равно что закапывать золото. Они заинтересованы сами его сортировать. Весь мир стремится к тому, чтобы товары в конце своей «жизни» становились ценным сырьём для производства других товаров. Так снижается потребление ресурсов, повышается эффективность бизнеса. А воздействие на окружающую среду уменьшается. Поэтому мы решили установить административные ограничения на захоронение тех отходов, которые можно пустить во вторичный оборот. С 2018 г. запрещено захоронение лома и отходов металлов, термометров, ртутных ламп, с 2019 г. — бумаги и покрышек, с 2021 г. — электробытовых приборов и батареек. Запрет вводится поэтапно, чтобы сформировать предложение на рынке переработки. Изменения в закон «Об отходах производства и потребления» помогут снизить объём бытовых отходов. 

— И когда сортировочные баки во дворах станут нормой?

— Уверен, если всем взяться, за пять лет можно к этому прийти.  

— В рамках Года экологии производители и импортёры уже заплатили 1,5 млрд руб. за переработку отходов. На эти деньги сделают хоть что-то для людей?

— Если коротко — свалок рядом с домами станет меньше. В 7 регионах проведём рекультивацию полигонов. В Подмосковье и Татарстане планируем создать 5 заводов для термического обезвреживания отходов с выработкой электроэнергии. А сред­ства от экологического сбора направим на утилизацию отходов.

Позагорать в Арктике?

— В России множество заповедников. Доступны ли они людям, ездят ли туда на отдых? 

— У нас 200 особо охраняемых природных территорий. Объектов, требующих защиты, значительно больше. В 2016 г. заповедники и нацпарки посетили 10 млн человек. Это немного. И речь идёт не о стихийном туризме, а об экологическом, когда исключается негативное воздействие на территорию. Мы открываем новые и обновляем ранее созданные музеи, экологические тропы, смотровые площадки. Особое внимание в рамках проекта «Дикая природа России: сохранить и увидеть» уделяем развитию инфраструктуры. В приоритете — Северный Кавказ, Байкал, Горный Алтай, Дальний Восток. В этом году появился национальный парк «Сенгилеевские горы», на очереди — ещё шесть. Развивается морской круизный туризм в нашем секторе Арктики и на Дальнем Востоке. Количество «экотуристов» должно вырасти в 3 раза.

— Что станет с природой Арктики, если народ массово поедет «загорать» во льдах?

— В российской Арк­тике уже работают 11 заповедников, 3 нацпарка, 7 заказников. Только парк «Русская Арктика» занимает 8,8 млн га.  Но я уверен: массового потока туристов, угрожающего биоразнообразию, не будет. Всё-таки туда люди едут не загорать, а преодолевать себя. Побывав в Арктике, человек получает, может быть, самое сильное впечатление в жизни. Но эта территория требует особого внимания, хотя бы потому, что пока просто не обжита. И присутствие человека там должно быть упорядочено. 

— Кто, на ваш взгляд, виновен в загрязнении Байкала? 

— Нужно вспомнить о главной проблеме Байкала, основном источнике загрязнения озера с 60-х гг. XX в. — Байкальском ЦБК. Благодаря позиции правительства ЦБК закрыт в 2013 г. Но остаётся значительный негативный фон, связанный с работой ЖКХ, старыми полигонами, брошенными предприятиями. Во многих городах по берегам озера нет очистных сооружений. В первую очередь нужно строить их, в том числе в Улан-Удэ. Это приоритетные задачи, поэтому на создание очистных в столице Бурятии в этом году выделили деньги из резервного фонда правительства. Продолжается строительство канализационных очистных сооружений Иркутска, ещё целого ряда очист­ных и полигонов. В результате этой работы мы сможем гарантировать потомкам, что, как и сегодня, из Байкала можно будет пить чистейшую воду. 

Ещё одна проблема — рост потока туристов. Нужна туристическая инфраструктура. Никто не заинтересован ограничивать доступ к Байкалу. Но сохранять то, что дала природа, должны не только органы власти, но и каждый местный житель, каждый турист.

Прогноз погоды

— В планах Минприроды — создать систему качественных прогнозов погоды. Как скоро ждать? А то ведь только ленивый этим летом не ругает метеорологов. 

— Современные технологии прогнозов Росгидромет уже применяет — у нас объективно мировой уровень гидрометео­рологии, своих позиций мы не утеряли. Но опасность природных явлений растёт. Мы готовимся — проводим инфраструктурные изменения, планируем закупку мощного суперкомпьютера. Сегодня очень важно, как выстроена цепочка: прогноз — реакция властей — действия людей в связи с угрозой опасных климатических явлений. Гидрометеорологи должны оценивать риски и своевременно информировать население, органы власти, структуры, отвечающие за жизнь человека. Скорее всего, это потребует пересмотра правил предоставления информации и даже строительных норм. 

— Еще одна больная тема — браконьеры, хотя в Приморском крае вроде бы получается бороться с «царской» охотой на амурских тигров и дальневосточных леопардов…

— Эти животные — краса и гордость Дальнего Востока. Но главной опасностью для них остается человек. Браконьерство и контрабанда в Китай сильно повлияли на численность популяций тигра и леопарда. Чтобы эти редкие кошки сохранились в природе, мы существенно усилили охрану мест их обитания. В 2010 г. Минприроды утвердило Стратегию сохранения амурского тигра в России, в 2013-м — Стратегию сохранения дальневосточного леопарда. Ужесточилась ответственность за браконьерство и контрабанду. Амурский тигр и дальневосточный леопард занесены в Красную книгу РФ, охота на них запрещена. Введена даже уголовная ответственность за контрабанду, незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных. Сегодня это 22 вида — вместе с амурским тигром и дальневосточным леопардом.

Минприроды подготовило проект закона, направленного на усиление уголовной ответственности за незаконную торговлю такими животными с использованием СМИ и Интернета. Именно в Сети продавали шкуры, кости и прочие дериваты особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов. Планируем также увеличить на 40% таксы для исчисления размера причиненного охотничьим ресурсам вреда. Может, тогда у людей пропадет интерес убивать животных? А вот инспектора сами сегодня нуждаются в защите. Пока они борются с браконьерами, их дома поджигают. Значит, их тоже надо охранять. 

— Вы ведете странички в соцсетях. Полезны ли для вас, как для руководителя ведомства, вопросы и замечания подписчиков?

— В основном, это жалобы. С ними работают специалисты. Но есть и предложения по решению проблем. И хорошо, если бы сами люди в этом участвовали. Мы создали соцсеть по борьбе со свалками – систему электронного общественного контроля «Наша природа». Она уже внедряется на Байкале, в Иркутской области. До конца года география расширится еще на 8 «пилотных» регионов. А до 2020-го рассчитываем охватить всю страну. Это будет эффективная система общественного экологического контроля с использованием современных средств связи и технологий. Работа предусматривает интеграцию с уже действующими аналогичными ресурсами, в том числе интерактивной системой «Генеральная уборка» — люди фиксируют правонарушения в сфере экологии с помощью разработанного Минприроды мобильного приложения и интернет-портала. А власти должны на свидетельства нарушений реагировать. Это прозрачная процедура приема заявки и работы над ней вплоть до устранения нарушения. Любой гражданин может видеть, какие меры мы принимаем  для ликвидации свалок и как привлекаем нарушителей к ответственности. Цель — создать правовые основы народного экологического контроля. Запрос в обществе уже назрел.

Источник

Источник

Поделись статьей!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*